Авторизация

Взгляд изнутри

Происходящий в настоящее время переход к цифровому формату касается не только слуховых аппаратов. Мы решили рассмотреть другие области медицины и обратились к Берндту Альтпетеру, председателю Института телемедицины и здорового образа жизни (DITG).

— Не могли бы вы для начала коротко представить себя и ваш институт нашим читателям?

– Меня зовут Берндт Альтпетер и я являюсь председателем и основателем немецкого института телемедицины и здорового образа жизни (DITG). Я изучал экономику и организацию производства в университетах Германии, Франции и США и с 2006 года работаю в сфере электронного здравоохранения и телемедицины. До основания Института DITG я консультировал в качестве генерального директора компании Driving growth group во Франкфурте различные фармацевтические предприятия, страховые компании и стартапы в сфере естественных наук. В DITG мы прежде всего занимаемся цифровым сопровождением людей с хроническими заболеваниями. Цифровое сопровождение означает, что, с одной стороны, мы привязываем медицинские приборы к интернету, чтобы в режиме реального времени получать данные от пациентов. Это помогает повысить качество домашнего ухода и улучшить соблюдение предписанного режима лечения. С другой стороны, мы предоставляем информацию о различных клинических картинах, которая доступна также и в электронной форме, например, на дистанционной обучающей платформе. Все данные собираются так называемым коучем по здоровому образу жизни, который является контактным лицом для пациентов и помогает им пройти нелегкий путь хронического заболевания.

— Главным образом Институт занимается проблемами диабета. Расскажите подробнее о предоставляемых услугах.

— Мы предлагаем планы лечения сроком от 12 месяцев. Для этого мы разработали цифровую платформу, к которой подключены различные приборы, например, глюкометры. Собранные там данные доступны врачу или коучу по ЗОЖ, что помогает отслеживать эффективность назначенного лечения. Таким образом, пациенты непрерывно находятся под наблюдением врача и получают необходимую поддержку. Если состояние здоровья пациента не улучшается согласно плану, коуч через консультации помогает правильно осуществить следующий шаг и справиться с новыми заданиями.

— Кто такие коучи по ЗОЖ?

— Это различный медицинский персонал, например, лаборанты, которые прошли соответствующую профессиональную подготовку. Они получили сертификаты в области дистанционного коуч-консультирования по телефону или интернету. Для этих целей совместно с различными отраслевыми объединениями мы разработали специальные системные курсы повышения квалификации. Таким образом, наш персонал так же высококвалифицирован, как и сотрудники медицинских учреждений.

— Каким образом осуществляется поддержка и консультация коуча?

— Главным образом это беседы. Темы бесед объединены в различные комплексы в соответствии с клинической картиной. При диабете это прежде всего обсуждения пищевых привычек и двигательных навыков. Важно заложить основы понимания того, что взаимосвязь между питанием, движением и уровнем сахара в крови является основополагающей.

Совместно с пациентом коуч пытается установить основные проблемы, которые мешают следовать выработанному плану. Это позволяет пациенту скорректировать питание и физические нагрузки для улучшения клинической картины.


— Можно ли сравнить этот процесс с подкрепленной данными тренировкой слуха?

— Насколько я могу судить, тут много общего, однако это не одно и то же. Мы поддерживаем пациентов на пути их борьбы с хроническими заболеваниями и используем при этом цифровые возможности.

— Какие плюсы можно выделить помимо сказанного?

— В настоящий момент ситуация такова, что врач не в состоянии уделять каждому пациенту достаточного количества времени. Единственная возможность живого общения — это личный прием, однако среднее время, которое пациент проводит в кабинете врача общей практики, составляет от трех до шести минут. Хронические заболевания же имеют куда как более обширные клинические картины со множеством факторов. А у врача нет возможности проявить какое-либо участие и вести подробные разговоры с пациентом, одновременно оказывая ему поддержку. Особенно это необходимо тогда, когда пациент после пребывания в медицинском или реабилитационном учреждении возвращается домой, где и сталкивается с первыми изменениями. Обычно в таких случаях пациент и врач встречаются раз в квартал. В остальное время пациент находится один на один со своей болезнью.

При таких условиях отсутствует возможность узкого диалога между врачом и пациентом. Сюда относятся прежде всего еженедельные беседы, во время которых обсуждаются всевозможные проблемы лечебного характера на примере конкретных ситуаций. Помимо того, врач имеет прямой дистанционный доступ к собранным данным и показателям пациента, таким как уровень сахара, вес, уровень активности и прочее, и может вмешаться, когда что-то идет не так. Так, например, контролируется доза инсулина, которая может быть скорректирована по необходимости. Благодаря данной технологии не нужно больше ждать до следующего приема у врача, чтобы понять, подействовало ли лечение. Нагрузка врача в данном случае так же снижается, так как определенные задачи перенимает коуч по ЗОЖ. Но все-таки специалист может в короткий срок скорректировать план лечения на основе данных, полученных в реальном времени. Плюсы для пациента состоят, прежде всего, в непосредственно оказываемой помощи, предоставленной информации и регулярном наблюдении. Если возникают вопросы, пациент всегда найдет ответы без необходимости идти к врачу.

— Ваше предложение заменяет или дополняет уже существующие услуги?

— По нашему мнению, это предложение носит исключительно дополняющий характер и ни в коей мере не может заменить врачебную ответственность за назначенную терапию. Существует огромное количество факторов, которые могут влиять на успех или корректировку лечения. Я не могу себе представить, что «живое» медицинское сопровождение болезни будет полностью заменено электронным. Через наше приложение врач всего лишь имеет возможность сделать назначенную терапию успешнее.

— С какими проблемами вы столкнулись при внедрении приложения?

— У нас изначально было несколько требований, прежде чем утвердить приложение. В Германии очень сильное желание подвергнуть сомнению результаты международных исследований и повторно провести их на национальном уровне. Кроме того, немецкая система здравоохранения неохотно принимает нововведения в лечении. Мы, например, через свою программу позволяем частично снизить потребление инсулина. Однако наша система здравоохранения в этом видит противоречие, поскольку она придерживается классического подхода в назначении и приеме лекарств.

— Как эти противоречия могут быть преодолены?

— Вода камень точит. Мы постоянно подкрепляем свои исследования. Нам повезло, что в пилотных проектах мы смогли предоставить большое количество доказательств эффективности на национальном уровне. В Германии существуют инновационные фонды, которые содействуют таким проектам. В конечном счете мы убедили их, что наш проект имеет большие перспективы.

— Кто ваши пациенты?

— В основном это люди в возрасте около 60 лет с хроническими заболеваниями. Самым пожилым нашим пациентам около 85 лет. Разделение по половому признаку примерно 50 на 50. Подчеркну, что приложение и онлайн-системы очень просты в обращении, но некоторые трудности все же могут возникнуть.

— Какие это трудности, и как удается их преодолевать?

— Самая большая проблема в том, что многие пациенты еще не владеют в достаточной степени техникой, чтобы быстро на интуитивном уровне разобраться с приложением. Если у пожилого человека есть смартфон, это еще не означает, что он умеет пользоваться различными приложениями. В лучшем случае он использует что-то вроде WhatsApp. А здесь придется вводить данные многократно. Это также касается передачи данных. Некоторые провайдеры работают с WLAN-разрешением, которое встраивается в дорогие устройства, а с ними пожилые люди не справляются. Поэтому мы обращаем внимание на то, что смартфон должен быть подходящей конфигурации, для того чтобы можно было полноценно пользоваться нашей программой. Либо мы предлагаем специальные центры данных, которые оснащены нашей SIM-картой. (Рис. 2).

— Какие еще формы контакта используются?

— При всех видах техник, которые мы предлагаем, личный диалог по телефону по-прежнему остается наиболее эффективным способом. Существует масса повседневных ситуаций, описываемых людьми, которые никогда не могут быть отображены исключительно в одном приложении. Следующий пункт — это доверие. Доверие составляет большую часть успеха, однако оно не возникает из анонимно устроенной электронной системы, а только через живое общение. Кроме того, мы используем закрытые коммуникационные каналы, внедренные исключительно в нашу систему, для обеспечения безопасности данных. Такие средства связи, как электронная почта или WhatsApp, например, нельзя контролировать, они небезопасны. В нашей платформе есть собственные мессенджеры, которые работают аналогично известным службам, но делают это в безопасной среде.

— Поговорим тогда о безопасности данных. Кто имеет к ним доступ?

— У нас в Германии всегда существовало сильное и четкое регулирование в вопросах защиты данных. Кроме того, теперь мы приняли новую политику конфиденциальности на уровне ЕС. Защита данных полностью регулируется, и те, кто приходят на рынок здравоохранения, должны соответствовать этим требованиям. Естественно, мы постоянно проходим проверки и сертификацию у наших страховых и финансовых партнеров. Совершенно ясно, что данные принадлежат пациенту. И только пациент имеет право запросить эти данные или решить, кому он желает предоставить их. При этом нужно объяснять пациенту, что происходит с его данными.

Тема конфиденциальности данных часто обсуждается в СМИ. Мы разработали технологию, при которой данные хранятся в зашифрованном локальном хранилище, при этом большие объемы данных находятся на центральных серверах. Если что-то действительно будет взломано, пострадают только отдельные данные. А этот ужасный сценарий, при котором в случае хакерской атаки подвергаются опасности большие объемы информации, больше невозможен.

— Как пациенты отзываются о телесопровождении?

— Мы постоянно проводим опрос наших клиентов. Уровень удовлетворенности лежит на отметке 9,6. Это очень высокий показатель. Но у нас, как раз на начальном этапе, есть определенный отсев. В основном среди тех, кто не был уверен в технической стороне использования телеподдержки. При этом около 10 процентов пользователей изначально заинтересовались предложением, но потом не были уверены в том, что справятся. Однако, преодолев первые сомнения, все пациенты оставались довольны, особенно возможностью общения и консультацией с коучем. Это ваш союзник, с которым вы можете сделать свою жизнь лучше. Мы постоянно получаем массу положительных отзывов вроде таких: «Без моего тренера я бы этого никогда не сделал!» или «Спасибо, тренер, вы изменили мою жизнь».

— А что с расходами на цифровое обслуживание, и кто их покрывает?

— Большинство расходов оплачиваются кассами и страховыми партнерами. В общем, у нас присутствуют три типа расходов. Во-первых, измерительные приборы, хотя это и очень маленькая статья расходов. Некоторые устройства так или иначе компенсируются кассами, но иногда для обеспечения передачи данных приходится заменять смартфоны, не поддерживающие Bluetooth. При этом мы видим, что готовность пациентов приобретать данные устройства растет, поскольку они видят в этом выгоду. Для людей, у которых нет смартфона, мы создали так называемый дата-центр, который отправляет данные через собственную SIM-карту в Интернет. Самым дорогим, конечно, является коучинг. Средняя стоимость составляет от 800 до 1000 евро в год.

— Многие пациенты, больные диабетом, испытывают проблемы со слухом из-за болезни.

— К сожалению, общественность пока не воспринимает эту проблему всерьез. У нас много людей, имеющих проблемы со слухом, поэтому у данного направления в будущем большие перспективы.

— Есть ли со стороны DITG какие-либо пожелания или рекомендации для аудиологии?

— Первоначально мы фактически не рассматривали тему телефонии и слуха. Однако у нас был конкретный случай, когда застрахованный в частной страховой компании пациент с большими проблемами со слухом хотел участвовать в нашей программе. Мы сомневались, удастся ли нам помочь ему. Но страховая компания сказала, что нам следует попытаться, после чего пациент занялся поисками технического решения, и это сработало, несмотря на то, что он был почти глух.

— В будущем мы сможем собирать комплексные сведения о здоровье в цифровом виде. Кто будет использовать все эти данные?

— Это зависит от того, требуется ли профессиональная экспертиза или нет. Существуют делегируемые и неделегируемые услуги. В частности, когда речь идет о диагностических или терапевтических вопросах, личный контакт невозможно заменить. Разумеется, здесь также есть делегируемые услуги. Их можно описать с помощью алгоритмов, когда, например, используется анализ звука и т. п. Я думаю, в таких случаях приложение может действительно быть полезным. Однако его главная задача заключается в предоставлении информации для упрощения работы врача и пациента.

— Как это отразится на рынке?

— Мы поняли, что полное отключение рынка от цифровых возможностей приводит к образованию параллельных миров, которые не идут на пользу пациенту. Цифровые технологии, которые напрямую не связаны с первичными участниками рынка, приведут к их фрагментации, что, конечно, нежелательно. Цифровые возможности должны использоваться для объединения различных компонентов с целью привлечения традиционных участников рынка.

— Могут ли третьи стороны, например, интернет-службы или компании, такие как Apple, выйти на данные рынки?

— Будут ли это такие компании, как Apple, конечно, я не знаю, но заинтересованные лица точно есть. Мы уже наблюдаем это в некоторых областях, таких как электронные медицинские карты с возможностью интеграции различных программ пациентов. Если программы проходят проверку, они быстро становятся стандартными, и тогда речь идет не о сотрудничестве, а о допуске. И тот, кто не сможет ничего предложить, в будущем уже играть не будет. Вот так все просто.

— Каким вы видите будущее цифровых сервисов в целом?

— Цифровой формат уже не остановить. Конечно, для каждой новой технологии всегда найдутся скептики, но им все равно не остановить прогресс. Цифровые технологии входят в нашу жизнь, куда бы вы ни посмотрели. Разрабатываются совершенно новые модели бизнеса, а также рассматривается возможность не только перевода существующих процессов в цифровой формат, но создание полностью новых предложений. В долгосрочной перспективе можно сказать, что любой, кто не включает цифровые технологии в свои планы, больше не будет присутствовать на рынке или останется там только в ограниченной форме. Основываясь на опыте последних лет, я уверен, что данное направление необходимо активно развивать.

— Спасибо за интервью.

Материал взят из журнала Hörakustik,

№ 9 2018 г.

Цифровое сопровождение означает, что, с одной стороны, мы привязываем медицинские приборы к интернету, чтобы в режиме реального времени получать данные от пациентов.

Это помогает повысить качество домашнего ухода и улучшить соблюдение предписанного режима лечения.

Автор
Штефан Гайст,
родился в 1965 г.в Берлине. Свое первое образование получил в Техническом университете Берлина в области новейшей истории, истории науки и техники, а также технологии производства пищевых продуктов и ферментации. В 1992 году поменял специализацию  на аудиологию. После получения образования и практической деятельности в качестве аудиолога с 1998 года его деятельность была сосредоточена в индустрии слуховых аппаратов. Направления его работы: аудиология, тренинги, продажи и маркетинг. С 2017 года Стефан Гайст работает как самостоятельный автор и публицист.

Плазменные технологии

Одно из новейших направлений работы компании Aurica – исследования в области плазменной обработки материалов. Использование плазмы в промышленных целях – перспективное и быстро развивающееся направление научно-технической мысли. Плазма – это «четвертое состояние вещества», ионизированный газ, полученный в результате прохождения газа через электрический разряд. Перейдя в

Разновидности плазмы

Атмосферная плазма Если газовый поток пропустить через электрическую дугу при атмосферном давлении, то он превра­щается в атмосферную плазму. При дуговом разряде в атмосферном воздухе образуются оксиды азота, поэтому с данным типом плазмы необходимо работать при наличии вытяжки. В установках атмосферной плазмы создается активная газовая струя,